Как говорить с детьми о деньгах

«У нас папа – миллионер», – спросила меня 11-ти летняя дочь, когда наш самолет приземлился в Сан-Франциско. Мы летели бизнес классом. Она так летела впервые. Скорее всего она связала такой upgrade с появлением меня в их жизни. Ей нужна была ясность, – навсегда такой люкс или это эпизод.

Через пару месяцев мы понизили бюджет на покупку дома. Дочка тоже занималась поиском домов на сайте, так что об изменении бюджета мы ей сразу сообщили. «У нас не осталось денег?» – снова крайность и снова её желание прояснить социальный статус семьи.

01_children_taste_haute_cuisine_orange-3_Posta-Magazine

Я поняла, что вопрос денег надо обсудить. Как мы вообще к нему относимся, бедные мы или богатые, что для нас важно.

Подобные ситуация для ребенка – всегда больше, чем просто заказ еды в ресторане или класс авиа-билета. Обычно это попытка понять, где семья находится на социальной лестнице, где наши приоритеты, на какой уровень вещей он может рассчитывать и почему. И здесь не так важно, определит ли он вас к категории бедных или богатых, сколько ценен сам момент обсуждения. Как мы относимся к материальным ценностям в целом. И в первую очередь, это вопрос к родителям.

Я собирала мнение родителей для книги “Детям о важном” в мамских блогах. Родители поделились на 3 группы.

  • Первые всё отрицали: “Мои детей это вообще не беспокоит”. Они говорили, что сами сами вне таких категорий, и дети их тоже никогда до этого не опустятся. “Они думают о высоких вещах».
  • Вторые признавали, что дети хотят игрушки лучше, чем у одноклассника, и машину красивее, – как у папы одноклассника. Эти родители, как правило, с пониманием относились к теме, и в качестве иллюстрации того, что такое бедность, показывали Youtube-овские ролики с детьми в Африке.
  • Третьи, и таких большинство, от разговоров просто уходили. Переводили тему, смещали акценты или обманывали «Я забыла кошелек дома». После нескольких попыток ребёнок понимал, что тема скользкая и больше вопросов не задавал.

К моменту разговора с дочерью у меня уже был бесценный текст Миши, психолога проекта “Детям о важном”. Миша прочитал комменты из мамских пабликов и написал эссе по теме. Публикую его ниже, потому что считаю этот текст бесценным для каждой семьи. Думаю, вы легко найдете себя в некоторых примерах, увидите себя со стороны и проанализируете последствия такого поведения для ребёнка.

Михаил Игнатов, детский психолог

Деньги – это материальное выражение чего-то. Соответственное, когда заявляется проблема денег, на деле получается, что речь идёт о проблеме статуса или власти.

Деньги, как мерило статуса

Защищаясь от негативных сторон жизни, в том числе от неудовлетворености своим финансовым положением, взрослые люди часто создают картинку себя, которую презентуют вовне, а потом и сами начинают в нее верить. Это происходит в попытке снять с себя ответственность за нежелание что-то менять. Таким образом человек составляет защитную “я-концепцию”. Когда такому взрослому ребёнок задаёт вопрос: “А почему у Васи частный самолёт?”, взрослого “выносит”. Он оказывается совершенно беззащитным перед прямым вопросом. Всё, что он может сказать, – это оправдания. На какой-то миг картинку жизни и себя в ней, как он себе её рисовал, сдернули, а за ней череда неверных выборов, уныние и апатия.

Выходов остаётся несколько:

  • не понять вопрос, растеряться и “уйти в туман”. Взгляд родителя подергивается дымкой он смотрит в даль, а потом говорит что-то вроде: “А что….не, не знаю ничего об этом”. Ребёнок видя “сливающегося с фоном” родителя, скорее всего, больше не будет его об этом спрашивать или начнет выдумывать. Таким образом он наполнит тему денег своим содержанием, не всегда верными. Может быть, спросит у кого-то из друзей или научится так же отключать мозг, «как папа».
  • пытаться перевести тему. Ситуация такая же, как в первом случае, только родитель нервничает больше. В этой ситуации важно понимать, как и в теме секса: если не ты расскажешь ребёнку, ему расскажет кто-то другой. И тогда тему денег  будут диктовать друзья и одноклассники.
  • обвинить кого-то другого: “они воры и бандиты”, “твоему Васе просто повезло», «как ты вообще можешь меня об этом спрашивать, я на заводе вкалываю или шапки вяжу, как проклятая, а ты неблагодарная свинья”. Родитель злой, топает ногами, он связывает деньги с очень сильными эмоциональными переживаниями. Ребёнок впредь будет бояться затрагивать тему денег, либо решит, что деньги – это зло и боль. Фактически, он получит разрешение не отвечать за свою жизнь и сидеть на попе, обвиняя окружающих. Фразы, которые он будет разбрасывать в будущем, будут типично родительскими.
  • начать обвинять себя: “да, я мало зарабатываю, я неудачник”. Дальше опять же человек уйдет в туман, только лицо будет грустнее, чем в первом случае. Ребёнок вполне может решить, что родителю следует помочь и попробует, возможно, взять на себя роль опекуна над собственным родителем. Еще хуже, когда родитель ноет и плачется ребенку в жилетку. Иногда такие фокусы выдают прародители, бабушки и дедушки.

Выход: на самом деле ребёнку более или менее всё равно, какого рода игрушки у него дома, и кто из друзей летает в бизнес классе. Это все вещи, ценность которых он понимает на основании тех принципов, которые диктует ему семья. Главным в мире ребенка всегда должен быть родитель, – именно он должен обозначать, что хорошо, а что плохо, что ценно и достойно внимания, а что просто мусор.  Даже в подростковом возрасте родитель должен опираться на авторитет. Поэтому и в вопросе денег важна сама позиция родителя, его собственная внутренняя согласованность и его отношение к деньгам.
0abadb8a20c4fe87806d64e95ea76ec3

Важен тон, с каким родитель разговаривает с ребёнком о деньгах и статусах. Если у родителя собственная картина мира выверена и непротиворечива, – он не будет разбиваться об эту тему, а будет спокойно вести диалог. Так же, как в ситуации объяснения круговорота воды в природе.

Если ребенок говорит: “Я сказал Коле, что у нас тоже есть мерседес”, взрослый спокойно, без агрессии отвечает: “А почему ты это сделал?” Тогда ребенок начинает думать сам, сверяться, в первую очередь, с собой, а не со внешними абстрактными шкалами «крутизны».

Если родитель знает, что это его жизнь, и он сам оказался там, где он сейчас находится, то вопросы о деньгах, которые задает ребенок, не будут казаться ему сложными, у него будет возможность говорить, а не защищаться.

Все это позволит ему спокойно сказать: «Понимаю, что ты хочешь Iphone 7. Я согласен, но давай покопим и потом купим. Хочешь, отложи своих денег немного, я буду рад. Не дешевая штука, понимаешь?”

Деньги, как инструмент власти

Власть в семье должна быть сосредоточена в руках взрослого. Взрослый умнее и лучше предугадывает события, взрослый больше умеет. Взрослый приносит в дом еду. Именно взрослый решил, что у него будет ребенок, т.е. он обязался его кормить. Кормить метафорически, – давать то, что ребенку нужно.
Взрослый должен быть готов к тому, чтобы отдавать.

Взрослые, которые используют деньги, как инструмент давления на детей (пусть даже на словах), признаются, что ноша ухода за ребенком им не по силам. Родитель в праве ограничивать аппетиты ребенка, но его власть должна опираться на авторитет и истинную заботу. Не попрекая деньгами.
beseda-s-rebenkom

Травматизация

Напоследок хотел бы еще обозначить вот такой тонкий и интересный момент.

Вайолетт Оклендер, детский психотерапевт из США, сказала, что ребенок, как существо, обладающее свободой воли,  может принимать решения совершенно самостоятельно. В том числе в какой то момент сделать вывод о своей жизни, который не будет зависеть от действий окружающих. Это вывод о жизни станет потом ядром его травмы: “Мои родители развелись, потому что я виноват”, “Если бы не та ссора с отцом, то…”. Это просто черта детской психики: способность связывать все внешнее события со своими действиями + огромная доза фантазии.

afraid

Если, читая текст выше вас соблазняла мысль о том, что это вы во всем виноваты и неверно что-то объясняли, то это не так: за часть событий, которые происходят в детской психике, взрослый не несет ответственности. Возможно это наша биологическая черта: для ядра личности необходимо иметь несколько травм, вокруг которых личность будет мобилизоваться.

В некоторых случаях максимум, что может сделать взрослый, это сказать: “Ты не виновата, это жизнь такая. Положись на меня, я сделаю все, что в моих силах”.

Однако, часть страдальцев, которые усиленно припоминают особенности своего воспитания, просто хотят иметь оправдание своему бездействию в настоящем моменте.

Выход: взрослый делает шаг в сторону объяснения, удостоверяется, что поговорил и уделил внимание проблеме, и расслабляется. А если ребенку почему-то нужно найти проблему, – она нужна, чтобы мобилизоваться. Тогда пусть будет так.

Самое важное!

В любой из ситуаций, касающихся материальных ценностей, родитель в ответ на вопрос должен предоставить пример целостной концепции жизни. Не важно, сказал он одну фразу: “У нас всё в порядке, сынок, потом поймешь”, или выдал целую тираду. Важен тон и настроение. Родитель тверд, как кремень, он как пол, на который спокойно встаешь ногами, и он не шатается.

Об обновлениях читайте на Facebook и Instagram.

 

ХОТИТЕ ПОЛУЧАТЬ ТЕКСТЫ НА ПОЧТУ?

Напишите свой е-мейл и нажмите ’Подписаться’