Ужасные 2. Кризис 2х лет

“Ну шапочку-то наденьте на ребёнка”, – говорит мне женщина на детской площадке. Мы в Италии, здесь +30. Шапочка и правда нужна. Но попробуйте сами надеть на неё шапочку. Ей через неделю два. Ещё недавно она была моим ангелочком. А теперь…

20160801_152618.JPG

Наша младшая дочь по своей сути спокойный и лучезарный ребенок. Практически не плачет, всегда улыбается и готова с радостью согласиться на любое предложение. В прошлом году мы проехали 28 дней на машине, поменяв 21 место ночевки. Наш годовалый ребенок был самым предсказуемым членом экипажа. Мы останавливались в горах, на море, в замках, в квартирах через Airbnb и даже в доме на дереве.

В этом году путешествие планировали значительно спокойнее, – всего две недели и три разных места жительства. Думали просто расслабленно провести время. Первые два дня у моей сестры в Италии Мира бегала на позитиве и обнимала племянников. В доме был бассейн, а плавать она не умеет. Так что на третий день мы купили ей нарукавники. Теперь она всё могла сама.

«Наконец», – подумала я и села за стол с бокалом вина. Мира прыгала, вылезала и опять прыгала. Она была счастлива, она почувствовала себя автономной личностью. Я тоже. Но оказалось, что в этот день система “сломалась”. Теперь я была привязана к ней, как никогда. В один момент начался кризис 2х лет, к которому я была не готова.

За одну неделю она 5 раз чуть не утонула. Как только я отворачивалась, она оказывалась либо в бассейне без нарукавников под водой, либо на втором этаже, на который можно попасть только по опасной винтовой лестнице, либо за калиткой в двух метрах от дороги.

1484603071596

На улице она запихивала в рот камни и отказывается их отдавать. Она шла ровно в противоположном от меня направлении и выбегала на дорогу. В 4 часа ночи она билась в конвульсиях, потому что хотела смотреть мультики. Проснувшись в 7, она отказывалась ждать даже 30 секунд и требовала завтрак, как будто её не кормили 3 дня. На кухне она ложилась на пол и кусала меня острыми зубами за пальцы ног. Я убирала ноги, и она кричала ещё сильнее, потому что укусить не удалось.

Она надевала на голову пустое мусорное ведро. А потом зачерпывала чашкой воду в туалете и пила. Она меня била, потом прижималась и говорила “Мама, извини”. И сразу же била еще сильнее. Она отказывалась надевать обувь, потому что хотела ходить босиком, но ходить босиком она тоже не могла, потому что ей было жарко, горячо, больно или остро. Она ела только хлеб и абруз. Всё остальное она выплёвывала на пол с ужасными звуками. Никакие уговоры, сказки, песни, которые работали на 100 процентов еще за неделю до этого, не помогали.

maxresdefault.jpg

“Активная у вас девочка”, – говорили мне с соседнего столика в кафе.

Я виновато улыбалась. “Она не выспалась”, “она голодная”, “она сегодня что-то не в настроении”. Я устала оправдываться перед случайными свидетелями моего родительского кошмара.

Немного легче становилось в присутствии мам других маленьких детей. Они смотрели на меня с сочувствием. “Ааа, terrible twos (ужасные два)”, – я выдыхала. Спасибо за понимание. Спасибо, что не осуждаете. Что не ждёте, чтобы я накричала, осадила или “угомонила своего ребёнка”. Ей скоро 2. Это кризис.

Что такое “ужасные два”?

“Ужасные два” считаются в психологии возрастом недовольства (age of discontent). С 1,5-2 х лет до 3,5-4х ребёнок начинает понимать, что мир огромен и в нем много возможностей. Он чувствует, что есть хочу и не хочу. И можно многое делать самому. Типичная картина такого возраста: мама пытается взять ребенка за руку, чтобы перевести через дорогу, а он скрестил руки на груди, насупился и всем телом отворачивается в другом направлении. Два самых любимых слова этого периода: “нет” и “моё”.

В это время родители часто слышат от бабушек “вы такими не были” или “воспитывать просто детей надо”. Тогда же в воспитание включаются папы. “Избаловала ты её очень”, – берётся за дело серьезно настроенный муж. Мамские сердца сжимаются от досады. Вроде всё же делала правильно, было взаимопонимание с ребёнком. И тут такой результат. Родственники осуждают, а в голове всплывает вопрос: “что я сделала не так?”

landscape-1453235546-boyswing.jpg

Мамы, с вами всё в порядке. И с детьми тоже. Это кризис двух лет. Второй важный психологический этап в жизни вашего ребёнка. Вам и ему сейчас нужны поддержка и понимание. И да, к сожалению, немногие способны вам их дать. Лучшее, что могут сделать родственники, – забрать детей подальше на 3-4 часа. И не убить их там в воспитательном порыве.

Ребенок стремится к автономии. Множество разных желаний сталкивается с минимальными возможностями. Родители постоянно мешают: переходить самостоятельно дорогу, залезать на самую крутую лестницу или пить воду из унитаза. Многое просто не получается в силу того, что пальцы не слушаются, а ноги не бегут так быстро, как хотелось бы. Родители не понимают, что ребенок говорит. Речь в этом возрасте развита слабо, поэтому донести суть удаётся не всегда. Он просит одно, вы делаете другое. Он злится.

В целом, ребенка накрывает массой различных эмоций, которые приводят к резким перепадам настроения. Проходя через отрицание, часто плохое настроение и упрямство, ребенок отрабатывает ряд новых навыков.

Выйти из этого непростого этапа вы можете с разным результатом. Вы можете научить ребенка осознавать свои эмоции и в дальнейшем ими управлять. При спокойном уравновешенном подходе (Боже мой, как это сложно) вы в итоге получите уверенного в себе маленького человека. Он будет чувствовать вдруг обретенный контроль и стараться многое делать сам. Он будет не бояться проявлять инициативу и гордиться своими достижениями.

К сожалению, большинство идет по классическому пути “сейчас я возьмусь за твоё воспитание” и начинается крик, угрозы, шлепки. Тогда к 4м годам у вас послушный задавленный ребенок, хорошо знакомый с чувством стыда. Удобный для родителей, но с минимальными шансами на успех в будущем. Постоянным одергиванием, запретами и откровенной агрессией вы задавите осознанность, а с ней волю и инициативу.

The-three-year-old-crisis-2561-2

Что в итоге мы имеем. 

2х летка понимает больше, чем может сказать. Он начинает понимать, что есть какие-то правила. Еще немного, и он захочет быть для вас хорошим, захочет вас радовать.

Он вызывает в вас совершенно противоположные чувства. Делая всё наоборот, кидаясь в слезах на пол, требуя то, что он может даже не хотеть, он то злит, то веселит вас.

Он проверяет границы, споря с вами по каждому поводу. Он пытается понять, где заканчиваются его полномочия и начинаются ваши.

Он защищает свои желания вне зависимости от обстановки. Это может быть как туалет дома, так и Пушкинский музей с прекрасной акустикой. Ситуацию усугубляет тот факт, что окружающие осуждающе ожидают от вас действий. Все, от бабушек и мужей до случайных свидетелей слезных сцен на улице, ждут, что мама сейчас как-то эту ситуацию быстренько решит.

Здесь важно подавить первое желание вернуть ребенка в берега криком, шлепком по попе и родительским резким “я сказала, что нельзя”.

the-terrible-twos-and-you

Что же тогда делать?

  1. Помогите ребенку понять свои чувства. “Ты сейчас злишься на маму, потому что я не купила тебе мороженное”. Ребенок учится понимать свои эмоции. Это особенно важно, потому что угадать причину его слез или гнева не всегда возможно. Он и сам её не знает. Важно дать ему понять, что негативные эмоции тоже имеют право на жизнь.
  2. В ответ делитесь своими чувствами: “Я сейчас расстроена, что ты бросила на пол тарелку с едой”. Мама тоже человек.
  3. Дайте ребенку решение. “Если ты не хочешь больше есть, просто скажи мне об этом”. Покажите ему, как можно выйти из ситуации цивилизованно.
  4. Не меняйте решение. Если сказали, что мультики сейчас нельзя, то не нужно сдаваться “Ну ладно, еще один”.
  5. Если ребенок бьется в истерике, отвлекайте. Сам факто того, что вы взрослый, – ваш козырь. Потеряли мишку, поговорите о вооооон той собачке, которая идет по двору.
  6. Если нужно, унесите из ситуации. В окружении толпы людей добиться от ребенка возврата к реальности не всегда удастся. Заберите его в тихое место, где вы сможете поговорить спокойно.
  7. И моё любимое, – позитивное подкрепление. Об этом можно написать еще 5 страниц. Вкратце так: вы когда-нибудь учили щенка давать лапу? Сначала сами берете его за лапу и повторяете “дай лапу”. Оп, и у него во рту шарик Pedigree. Через пару дней щенок впервые даст вам лапу сам. Вы радуетесь, хвалите, даете тот же сухой шарик. Вы не ругаете щенка, если он не дает лапу. Вы это просто игнорируете. Зато, когда лапа оказывается у вас в руке, вы крепко целуете его в нос и даете шарик. Это и есть positive reinforcement (положительное подкрепление). Подробно об этом написала Карен Прайор в книге “Не рычите на собаку”. Дочитаю на днях и напишу выжимку.

А пока, мамы двух-леток, держитесь. Мы команда!

За обновлениями следите в Инстаграм!

ХОТИТЕ ПОЛУЧАТЬ ТЕКСТЫ НА ПОЧТУ?

Напишите свой е-мейл и нажмите ’Подписаться’